Merill
21.09.2016 в 12:13
Пишет Оладушка:

Исходное событие
Моя тёзка-почти-родня учится в Щуке на режиссёрском. А я помогаю писать контрольные и курсовые, что часто не только интересно, но и во многом пользительно. Вчера, например, делали работу по режиссёрской трактовке спектакля, и я открыла для себя новые прокладки такой интересный момент, как исходное событие — штука, важная по-моему не только для режиссёра, но и для литератора. Надумала тут кое-чего по этому поводу, запишу для себя. Ну, может, кому-то из пишущих друзей тоже будет любопытно.


Если вкратце и своими словами, то исходное событие (ИС) — это то, из-за чего вообще разгорается весь сыр-бор в спектакле или, в моём случае, в произведении. И тут возможно три варианта:

1) ИС происходит в начале. Скажем, в "Колобке" ИС может быть "испекла бабка колобок".
На первый взгляд, такой вариант кажется единственным, но на самом деле он не только не единственный, но и самый неудачный, самый примитивный и самый скучный. Поскольку в любом более или менее качественном произведении ИС случается никак не в начале действия, а то и вовсе вне оного. И именно это по-настоящему интересно.

2) ИС предполагается в будущем. Оно реально, оно грядёт, "нависает" над героями, определяя всё то, что с ними случается по ходу действия. И тут снова два варианта:
а) ИС всё же происходит, как правило, ближе к финалу. Вишнёвый сад продавали-продавали, морочились-морочились по этому поводу, но таки продали и уехали.
Но чаще ИС получается совсем не таким, как предполагалась изначально. Примером может быть избитый голливудский сюжет, в котором девушка готовится к свадьбе "не с тем" человеком, а в итоге всё же выходит замуж — но уже за другого, "того". Другой пример: фильм "Баллада о солдате", где ИС — отпуск, который Алёше дали на встречу с матерью. Но когда герой в конце концов добирается до дома, от отпуска у него остаётся всего несколько минут.
б) ИС в произведении так вообще и не случается. Оно или остаётся за рамками повествования (скажем, в "Репортаже с петлёй на шее" ИС — казнь, но по понятным причинам Фучек свою казнь не описывает) или его отменяют (отказываются от него). Пример — большинство историй, где, согласно основному сюжету, герой должен предотвратить убийство президента (взрыв торгового центра, распространение инфекции, падение метеорита, атаку инопланетян, гибель человечества и так далее) и таки успешно достигает своей цели.

3) ИС произошло в прошлом. Оно определяет основные сюжет и интригу в произведении, но само по себе не фигурирует как одна из сцен, а либо показывается как флешбэк, либо вообще становится известным как-то косвенно. Поэтому в большинстве детективов ИС — не само убийство, а та причина, которая его спровоцировала.

В режиссёрской работе именно момент выбора ИС определяет всю концепцию спектакля или фильма, особенно, когда ставится не новая, а уже много раз игранная пьеса, или экранизируется известный сюжет. И этот выбор может быть любым на усмотрение режиссёра, тут нет правильных и неправильных решений, а есть разве что более интересные и менее (и то это во многом дело вкуса). Допустим, в фильме Лиозновой "Семнадцать мгновений весны" ИС — то, что кто-то из высших руководителей Рейха начал сепаратные переговоры с Англией и Штатами о перемирии, а советское руководство узнало о факте, но не узнало, кто именно. И в результате мы имеем шпионско-приключенческо-политическую-историческую и т.д. картину. Но если вдруг кому-то торкнет в башку снять новый фильм на тот же сюжет, он запросто может сделать ИС начало Второй мировой войны. Или начало Великой Отечественной. Или расставание Исаева с женой. И тогда в первом случае получится фильм об ужасах войны в мировом масштабе, во втором — в масштабе отдельно взятого Советского Союза, а в третьем — о трагедии двух любящих людей, разлучённых войной. И все трактовки одинаково имеют право на существование.

Какое всё это имеет отношение к писательской кухне? Да самое прямое. Думаю, изначальный выбор ИС как отправной точки основного сюжета и основной интриги — отличный способ сделать произведение стройным и логически выдержанным, не дать ему рассыпаться на отдельные сюжетные ходы, которые в итоге не будут собраны вместе и никуда не приведут.
Можно ли обойтись в художественном произведении вообще без ИС? Наверное, можно. Не исключено, что, если поискать, в классике даже найдутся примеры. Но вот будет ли такое произведение интересно современному читателю, уже привыкшему к кинематографичности даже в книгах — откровенно сомневаюсь.
На мой взгляд, даже в масштабном произведении со многими сюжетными линиями (не с одной главной и кучей второстепенных, а с несколькими полноценными и равноправными) ИС всё равно должно быть одно на всех. И тогда всем будет щастье — и автору, и читателям.


Как обычно, если у кого-то найдётся, что сказать по этому поводу — ради Бога, не стесняйтесь.

URL записи

@темы: размышления